Шемякин Михаил Михайлович

Личная информация

Академик М. М. Шемякин — выдающийся советский учёный в области органической химии, и в особенности химии природных соединений, которая при его активном участии превратилась за последние 10—15 лет в отдельную отрасль знания — биоорганическую химию. Работы М. М. Шемякина высоко оценены мировой научной общественностью; он автор более 500 научных статей в различных отечественных и зарубежных научных журналах, главный редактор монографии «Химия антибиотиков». М. М. Шемякин воспитал целую плеяду талантливейших учёных, к числу его учеников относятся академики Ю. А. Овчинников, М. Н. Колосов, А. С. Хохлов, В. Т. Иванов, члены-корреспонденты АН СССР и РАН Л. Д. Бергельсон, В. К. Антонов, профессора и доктора наук Ю. А. Берлин, В. А. Вавер, Н. С. Вульфсон, А. И. Гуревич, Э. В. Дятловицкая, а также более 50 кандидатов наук.

740 740 740 740 740 740 740 740

Карьерный путь

1929—1935: научный сотрудник, Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей (Москва);

1930—1937: ассистент, с 1935 г. доцент Московского института тонкой химической технологии им. М. В. Ломоносова (МИТХТ);

1935—1945: старший научный сотрудник, с 1939 г. — заведующий лабораторией органической химии (затем переименованной в лабораторию химии витаминов) Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) Министерства здравоохранения СССР (Москва);

1937—1957: доцент, с 1942 г. профессор, заведующий кафедрами аналитической химии, органической химии, неорганической химии Московского текстильного института;

1945—1947: заведующий отделом Всесоюзного научно-исследовательского института антибиотиков Министерства здравоохранения СССР (Москва);

1945—1959: заведующий лабораторией Института биологической и медицинской химии Академии медицинских наук СССР (Москва);

1957—1959: заведующий лабораторией химии антибиотиков Института органической химии им. Н. Д. Зелинского;

1959—1970: Директор и председатель Учёного совета Института химии природных соединений (ИХПС) АН СССР;

1963—1970: академик-секретарь Отделения биохимии, биофизики и химии физиологически активных соединений АН СССР;

1963—1970: член Президиума Академии наук СССР;

1970: президент VII Международного симпозиума IUPAC по химии природных соединений (Рига).

740 740 740 740 740 740 740 740

Общественная и политическая деятельность

1950—1957: депутат Фрунзенского районного совета депутатов трудящихся Москвы;

1951—1970: член Коммунистической партии Советского Союза.

Образование

Период обученияСтрана, городУчебное заведениеДополнительная информация
1925–1930 Москва, Россия Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ), химический факультет Диплом химика
1938 Москва, Россия Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ), химический факультет Присуждена учёная степень кандидата химических наук без защиты диссертации
1941 Москва, Россия Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ), химический факультет Присуждена учёная степень доктора химических наук за диссертацию «Исследования в области альдегидокислот в ряду дифенилциклобутандикарбоновых кислот. Гидролитическое расщепление углеродных связей»
1942 Москва, Россия Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ), химический факультет Утверждён в звании профессора по специальности "Химия природных и биологически активных соединений"

Премии и заслуги

  • Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1946);
  • Медаль «В память 800-летия Москвы» (1948);
  • Орден Ленина - за достигнутые успехи в развитии советской науки и внедрение научных достижений в народное хозяйство (1967);
  • Звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» за выдающиеся заслуги в развитии биологической науки и подготовке научных кадров (1969);
  • Юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970).

740 740 740 740 740 740 740 740

Основные научные результаты

Ранние работы

В начальный период своей научной деятельности основное внимание М. М. Шемякин уделял химии синтетических красителей и полупродуктов, провел много исследований по различным вопросам органической химии. М. М. Шемякин уделял большое внимание изучению механизмов реакций и стереохимии полученных соединений. Глубокий интерес к теоретическим вопросам органической химии М. М. Шемякин сохранил на всем протяжении своей научной деятельности.

В апреле 1941 г. М. М. Шемякин на заседании Ученого совета МГУ защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора химических наук, в которой были обобщены его исследования в области альдегидокислот, в ряду дифенилциклобутандикарбоновых кислот, а также в области гидролитического расщепления углеродных связей.

В ряде работ раннего периода деятельности М. М. Шемякина были заложены основы будущих исследований. Так, изучение аналогов витамина К и химии кетолов положило начало работам по окислительно-гидролитическим превращениям органических молекул; глубокое изучение таутомерных превращений альдегидокислот позволило в дальнейшем провести исследование превращений ряда сложных антибиотиков.

I. Гидролитические и окислительно-гидролитические превращения органических соединений

1938—1954: В 1938—1941 гг. М. М. Шемякин совместно с И. А. Редькиным провел тщательные исследования причин и механизма гидролитического расщепления углерод-углеродных связей в органических соединениях. Предложенный механизм расщепления родственен таутомерным переходам кетоенольного типа. М. М. Шемякиным и его сотрудниками (Л. А. Щукиной, А. П. Кондратьевой, Ю. Б. Швецовым, Д. П. Витковским, А. С. Хохловым и др.) было изучено большое количество примеров гидролитических и окислительно-гидролитических расщеплений углерод-углеродных связей и установлены общие закономерности таких реакций.

1941—1959:Теория окислительно-гидролитических превращений помогла объяснить много до этого непонятных фактов. Одним из примеров является расшифровка механизма реакции Хукера.

На основании созданной М. М. Шемякиным и сотрудниками общей теории окислительно-гидролитических превращений органических соединений удалось выяснить механизм ряда ранее непонятных превращений сложных антибиотиков (патулин, цитринин, тетрациклины и др.), выцветания красителей и других процессов.

1952—1953: На основе представлений о механизме окислительно-гидролитических превращений А. Е. Браунштейном и М. М. Шемякиным была разработана общая теория процессов аминокислотного обмена, катализируемых пиридоксалевыми ферментами, основные положения которой были затем (в 1954 г.) независимо высказаны Е. Снеллом и сотрудниками. Эта теория сейчас общепринята и позволяет трактовать различные процессы обмена аминокислот. С течением времени выясняется все большая широта и значимость для биохимии развитых А. Е. Браунштейном и М. М. Шемякиным представлений.

II. Изучение антибиотиков

1945—1970: Второй большой раздел работ М. М. Шемякина, насчитывающий более 100 статей, посвящен химическому и биохимическому изучению ряда антибиотиков. М. М. Шемякин оценил важную практическую роль антибиотиков и большое теоретическое значение их изучения буквально в первые годы их появления. В конце Великой Отечественной войны он начал работы по изучению химии пенициллина, в частности по синтезу оксазолонов (азлактонов; 1949 г.), которые в тот период рассматривались как близкие пенициллинам вещества. Однако первым объектом систематического химического изучения стал антибиотик широкого спектра действия — хлорамфеникол (хлоромицетин, левомицетин). Сразу же после опубликования в зарубежной печати данных о строении этого интересного антибиотика М. М. Шемякин с рядом сотрудников (Э. М. Бамдас, Е. И. Виноградова, Д. П. Витковский, М. А. Губерниев, М. Г. Карапетян, М. Н. Колосов, В. Н. Орехович, М. Ю. Фейгина, А. С. Хохлов, Ю. Б. Швецов, Л. А. Щукина и др.) провел систематическое химическое изучение этого вещества и большого количества его аналогов.

Был разработан технологически удобный метод синтеза антибиотика, который включал стадию деления получающегося рацемата на оптически активные формы. Этот метод при активном участии М. М. Шемякина был успешно освоен промышленностью и до настоящего времени (с очень небольшими технологическими изменениями) лежит в основе промышленного производства этого ценного лекарственного препарата. Далее М. М. Шемякин и сотрудники провели серию исследований по разработке методов получения аналогов хлорамфеникола со строго соответствующей антибиотику конфигурацией и изучение зависимости между строением и антибактериальной активностью. В итоге удалось сделать общие выводы о структурных особенностях молекулы антибиотика, отвечающих за проявляемую активность. Все основные выводы, сделанные М. М. Шемякиным и сотрудниками, были затем подтверждены, в частности, в работах американского ученого Хана и его сотрудников.

В 1957—1959 гг. М. М. Шемякин с рядом сотрудников (М. Н. Колосов, Э. М. Бамдас, Е. И. Виноградова, Р. Г. Вдовина, К. М. Ермолаев, М. Г. Карапетян, Г. А. Равдель, В. Я. Родионов, Е. П. Семкин, Е. С. Чаман, Ю. Б. Швецов, Л. А. Щукина) опубликовал цикл работ по получению аналогов саркомицина. Интерес к саркомицину был обусловлен данными японских ученых о сильном противораковом действии этого антибиотика при его малой токсичности. Однако при дальнейшем изучении саркомицина, дигидросаркомицина) и ряда их аналогов было показано, что саркомицин не оказывает явного действия на опухоли, вследствие чего дальнейшая работа по синтезу антибиотика и его аналогов была прекращена.

Выдающимися успехами завершились проведенные М. М. Шемякиным с рядом сотрудников (М. Н. Колосов, Ю. А. Арбузов, Ю. А. Берлин, И. Г. Болесов, А. И. Гуревич, М. Г. Карапетян, В. В. Оноприенко, С. А. Поправке и др.) многочисленные работы по химическому изучению важных антибиотиков широкого спектра действия — тетрациклинов. В результате поистине виртуозных исследований, М. М. Шемякину и сотрудникам удалось впервые осуществить полный синтез тетрациклина, обогнав многочисленные зарубежные группы, работавшие в том же направлении (включая группы, которыми руководили такие выдающиеся химики, как лауреаты Нобелевской премии Р. Вудворд и Д. Бартон, а также проф. Муксфельдт). Оценивая в одной из статей сложность работы по синтезу тетрациклинов, Р. Вудворд сказал про один из них (5-окситетрациклин), что он представляет собой «дьявольское сплетение реакционноспособных группировок».

В ходе исследований путей синтеза тетрациклина были изучены многочисленные превращения как природных тетрациклинов, так и их синтетических аналогов, открыты ранее неизвестные реакции изомеризации этих антибиотиков. Значительные успехи были достигнуты также в изучении механизма действия тетрациклинов.

Важным достижением химии антибиотиков стал также цикл работ М. М. Шемякина, М. Н. Колосова и других, посвященный изучению строения сложных полициклических антибиотиков группы ауреоловой кислоты, обладающих противораковыми свойствами. Эти исследования М. М. Шемякина и сотрудников проходили в обстановке острой конкуренции с группой японских ученых во главе с К. Наканиси, несколько раньше начавших исследования в этой области. Позднее приоритет Шемякина в установлении строения и абсолютной конфигурации этих веществ был признан всеми, включая японских исследователей. Были изучены также некоторые аспекты зависимости между строением этих антибиотиков и их антибактериальными, противоопухолевыми и токсическими свойствами.

На широту интересов М. М. Шемякина в различных разделах химии антибиотиков указывает то, что помимо уже перечисленных больших циклов исследований им с рядом сотрудников были опубликованы отдельные статьи по химии патулина, стрептомицинов, антибиотиков-лигнанов и аналогов макролидов. Большим и важным циклом работ М. М. Шемякина в области антибиотиков являются его более поздние успешные исследования по пептидным и депсипептидным антибиотикам.

Большое значение для развития химии антибиотиков в СССР и других странах имели обобщающие работы М. М. Шемякина, посвященные различным проблемам изучения антибиотиков, в особенности его монография «Химия антибиотиков», последовательно опубликованная в 1949, 1953 и 1961 г.

III. Вещества белково-пептидной природы

1949—1970: Самой большой областью биоорганической химии, в которой М. М. Шемякин работал буквально до последних дней жизни, является изучение белково-пептидных веществ. Именно здесь М. М. Шемякиным были достигнуты наиболее значительные успехи, и именно эти работы послужили толчком к бурному развитию химии белково-пептидных веществ в СССР. Эти исследования можно подразделить на несколько тесно взаимосвязанных и постепенно переходящих один в другой циклов.

Новые методы исследования пептидов. М. М. Шемякину принадлежит ряд новаторских идей в области методов синтеза и установления первичной структуры пептидов. Им была предложена новая модификация синтеза пептидов на полимерном носителе, создававшая условия для обеспечения количественного выхода на стадиях конденсации и для полного удаления избытка реагентов и побочных продуктов. Возможности метода продемонстрированы при синтезе ряда природных пептидов и их аналогов (грамицидин S, ангиотензин II и др.); позднее метод был с успехом использован другими исследователями.

М. М. Шемякиным совместно с Ю. А. Овчинниковым, Н. С. Вульфсоном и другими сотрудниками разработан новый микрометод определения аминокислотной последовательности в полипептидах, основанный на анализе масс-спектров эфиров их N-ацильных производных, а также выяснены границы применимости метода. Масс-спектрометрический метод был с успехом использован в работе по установлению первичной структуры одного из важнейших белков — цитоплазматической аспартат-аминотрансферазы из сердечной мышцы свиньи, — завершенной после смерти М. М. Шемякина его учениками.

Циклолы и реакции окси- и аминоацильного включения. Своеобразными пептидными системами, входящими в состав эргоалкалоидов и некоторых других природных веществ, являются циклолы. Эти вещества интересны еще и тем, что они являются уникальными стабильными тетраэдрическими продуктами присоединения нуклеофильных групп к амидной связи. Как уже упоминалось, исследования М. М. Шемякина в области a-замещенныхa-аминокислот выдвинули вопрос о возможности построения циклольной группировки эргоалкалоидов. Эта проблема была решена принципиально при исследовании a-оксиациллактамов и a-оксиацилдикетопиперазинов. Оказалось, что эти соединения спонтанно перегруппировываются в циклолы.

М. М. Шемякиным, В. К. Антоновым, А. М. Шкробом и сотрудниками был осуществлен синтез большого количества циклолов, исследованы их свойства, методы идентификации циклольной группировки и получены однозначные доказательства существования циклольной группировки в эргоалкалоидах. Исследования циклолов развивались в обстановке острого соревнования с рядом зарубежных лабораторий, которым удалось первыми полностью синтезировать эргоалкалоиды. Несомненно, однако, что большую роль в этом сыграли исследования М. М. Шемякина и его сотрудников. Углубленное исследование химии циклолов привело М. М. Шемякина, В. К. Антонова и А. М. Шкроба к обнаружению новой интересной реакции — реакции оксиацильного включения. Оказалось, что стабильные циклолы образуются лишь тогда, когда их дальнейшая перегруппировка в депсипептиды стерически затруднена. Эта реакция открыла новые возможности построения депсипептидных систем. Примером такого синтеза является синтез антибиотика серратамолида.

Реакция оксиацильного включения нашла свою аналогию для построения пептидных систем. Оказалось, что N-(аминоацил)амиды легко перегруппировываются в пептиды с включением аминоацильного остатка в пептидную связь.

Наконец, были подробно исследованы возможности перехода от циклодепсипептидов и циклопептидов со средним размером цикла к циклольным системам путем трансаннулярного амид-сложноэфирного или амид-амидного взаимодействия. Оказалось, что такие реакции действительно происходят в специальных условиях.

Депсипептиды. Важный цикл работ М. М. Шемякина посвящен изучению депсипептидов (сам термин «депсипептиды» был предложен им в 1953 г. и стал затем общепринятым). М. М. Шемякиным совместно с Ю. А. Овчинниковым и многочисленными сотрудниками была создана химия этого своеобразного класса природных соединений, дальнейший прогресс которой имел большое влияние на развитие химии пептидных ионофоров и на возникновение мембранологии. Первые природные депсипептиды (антибиотики энниатины и их аналоги) были обнаружены практически одновременно в 1947—1948 гг. швейцарскими и английскими учеными. В 1955 г. к этой группе депсипептидов прибавился антибиотик валиномицин, найденный немецкими исследователями. К моменту начала работ М. М. Шемякина было известно, что при гидролизе этих соединений образуются смеси a-амино-и a-оксикислот. Для энниатинов А и В и валиномицина были предложены структурные формулы, которые, как показали затем М. М. Шемякин и сотрудники, оказались некорректными.

М. М. Шемякин с сотрудниками (Ю. А. Овчинников, В. Т. Иванов, Е. И. Виноградова и др.) прежде всего разработали общие методы синтеза депсипептидов регулярного и нерегулярного строения, поставив всю химию депсипептидов на твердую экспериментальную основу. Это позволило не только осуществить синтез большого числа природных и неприродных депсипептидов, но и убедительно показать ошибочность ранее предложенных структурных формул энниатинов и валиномицина, определить их правильные структуры и осуществить синтез антибиотиков валиномицина, энниатинов А, В и С, а также нейтральных метаболитов грибов — анголида и споридесмолидов I, II, III и IV.

Исследование антимикробных свойств синтезированных антибиотиков и их многочисленных аналогов привело к установлению важных зависимостей между их структурой и действием. Позднее это позволило затем разработать новый общий принцип получения аналогов биологически активных депсипептидов и пептидов путем целенаправленного изменения молекулы в целом («топохимический подход»).

В конце 60-х годов центр тяжести возглавляемых М. М. Шемякиным работ в области химии депсипептидов сместился к исследованию молекулярного механизма их биологического действия. Была открыта способность валиномицина и энниатинов образовывать ион-дипольные комплексы с ионами щелочных металлов и прослежена далеко идущая корреляция между устойчивостью комплексов, способностью депсипептидов индуцировать ионную проводимость в искусственных и митохондриальных мембранах и антимикробной активностью. Спектральные исследования привели к установлению пространственной структуры валиномицина, энниатинов и их комплексов и на этой основе — к объяснению причин уникальной эффективности функционирования антибиотиков-депсипептидов в мембранных системах. Указанные работы стимулировали широкое применение депсипептидов в биохимии и биофизике в качестве инструментов для исследования физико-химических основ перемещения ионов металлов через мембраны.

IV. Исследования механизмов органических реакций

Характерные черты М. М. Шемякина как ученого — глубокое проникновение в суть изучаемого явления, острое чувство нового, стремление к обобщениям, широкая эрудиция — предопределили его интерес к теоретическим проблемам органической химии. Этими проблемами он занимался до последних дней жизни, уделяя очень большое внимание изучению механизмов различных органических реакций. Все его работы в этой области отличают высокая степень доказательности, тщательная постановка эксперимента, использование самых современных методов исследования.

М. М. Шемякиным совместно с Л. Д. Бергельсоном было проведено подробное исследование реакции Виттига, которое внесло значительный вклад в выяснение механизма и стереохимии этой важнейшей реакции синтетической органической химии. Были найдены условия, обеспечивающие в ряде случаев стереонаправленное протекание реакции Виттига, по-новому рассмотрен механизм этой реакции. Созданный метод сейчас широко используется в химии липидов для синтеза моно- и полиеновых жирных кислот с цис- или транс-этиленовыми связями в определенных местах алифатической цепи.

Вопросы таутомерии и двойственной реакционной способности привлекали внимание М. М. Шемякина на протяжении всей его научной деятельности. С работами по окислительно-гидролитическим превращениям и с исследованиями механизма действия витамина К связаны и развитые М. М. Шемякиным (совместно с Л. А. Щукиной и Ю. Б. Швецовым) представления о таутомерии 2-метил-1,4-нафтохинонов. Особо следует отметить, что таутомеризация метиленазометинов (оснований Шиффа) является одним из ключевых моментов изложенной выше общей теории пиридоксалевого катализа (А. Е. Браунштейн и М. М. Шемякин), а таутомерия циклопов и азациклолов, исследованная М. М. Шемякиным, В. К. Антоновым и А. М. Шкробом, представляет собой краеугольный камень реакций окси- и аминоацильного включения.

В 1955 г. М. М. Шемякиным был предложен изотопный метод исследования двойственной реакционной способности и таутомерии триадных систем типа А=В-АХ. Селективно внося метки соответствующими изотопами один из крайних атомов (А) и определяя затем изотопный состав продуктов, получающихся при различных реакциях исходного соединения, можно сделать однозначный вывод о том, связана ли двойственная реакционная способность исследуемого соединения с его таутомерными превращениями. Предложенный метод может быть использован также для изучения таутомерии как таковой (определение подвижности таутомерных систем, нахождение наиболее мягких условий таутомеризации, измерение кинетики установления таутомерного равновесия и т. д.). Приложение этого метода к триазеновой (диазоаминной) системе дало возможность М. М. Шемякину (совместно с В. И. Майминдом и Э. Гомесом) с помощью 15N впервые доказать наличие таутомерии у диазоаминобензола (так называемая криптотаутомерия) и выявить высокую таутомерную подвижность триазеновой системы.

Впоследствии М. М. Шемякин (совместно с Л. А. Нейманом) значительно расширил сферу применения рассматриваемого метода, что позволило не только определять причину двойственной реакционной способности, но и устанавливать конкретный механизм замещения в триадных системах типа А=В-АХ.

Другим расширением сферы применения метода М. М. Шемякина является его использование для исследования масс-спектрометрической фрагментации соединений типа А=В-АХ (совместно с Л. А. Нейманом, Н. С. Вульфсоном и др.).

Большой цикл работ М. М. Шемякина и сотрудников (В. И. Майминд, Л. А. Нейман, Б. К. Вайчунайте, Ц. Е. Агаджанян и др.) посвящен исследованию механизмов образования и перегруппировок двух родственных классов веществ — азоксисоединений и нитронов — и представляет собой весьма ценный вклад в этот раздел химии. Очень интересной является впервые продемонстрированная М. М. Шемякиным принципиально новая возможность образования азоксигруппы в результате взаимодействия нитрозосоединения с азидом. Применение изотопного метода позволило М. М. Шемякину установить общие закономерности и четко классифицировать различные типы изомеризации азоксисоединений, механизмы которых до этих исследований были почти не изучены.

Все приведенные выше примеры убедительно свидетельствуют о широте интересов М. М. Шемякина в области теоретической органической химии и о том, насколько успешно использовались им различные аспекты изотопного метода. В заключение следует упомянуть о работе М. Е. Вольпина, Д. И. Курсанова, М. М. Шемякина, В. И, Майминда и Л. А. Неймана, доказавших с помощью 14С химическую равноценность углеродных атомов в ионе тропилия, и о серии работ М. М. Шемякина и В. И. Майминда по синтезам меченных 13С и 15N аминокислот, разработка которых имела большое значение для внедрения этих соединений в качестве инструментов исследования в химии и биологии.

Монографии

М. М. Шемякин, А. С. Хохлов, М. Н. Колосов, Л. Д. Бергельсон, В. К. Антонов. Химия антибиотиков. Т. 1—2. М., Изд-во АН СССР, 1961.

740 740 740 740 740 740 740 740

Членство в научных обществах

1946—1965: член Высшей аттестационной комиссии, с 1952 по 1960 г. заместитель председателя, председатель Экспертной комиссии по химии при Высшей аттестационной комиссии;

1958—1965: председатель Научного совета АН СССР по проблемам химии природных и биологически важных соединений;

1958—1970: член Европейского комитета по химии пептидов;

1959—1963,1967—1970: член секции органической химии Международного союза теоретической и прикладной химии (IUPAC);

1959—1967: член секции химии и химической технологии Комитета по Ленинским премиям в области науки и техники при Совете Министров СССР;

1960—1963: представитель СССР в Консультативном комитете по естественным наукам ЮНЕСКО;

1962—1963: заместитель председателя Комиссии АН СССР по проблемам сельского хозяйства;

1962—1964: Член бюро Научного совета по проблеме «Молекулярная биология» АН СССР;

1963—1967: председатель Консультативного комитета по естественным наукам при Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО;

1963—1969: член Комиссии по международным научным связям при Президиуме АН СССР;

1964—1970: председатель Объединённого научного совета «Химия и биохимии обмена веществ. Управление обменом веществ» АН СССР;

1965—1970: член Консультативного совета фонда «CIBA»;

1967—1970: член Комитета по Ленинским и Государственным премиям СССР в области науки и техники при Совете Министров СССР.

Почётные звания

1953: избран членом-корреспондентом Академии наук СССР;

1957: избран действительным членом Химического общества Франции;

1958: избран действительным членом Академии наук СССР;

1966: избран почётным членом Чехословацкого химического общества;

1968: избран иностранным членом Германской академии естествоиспытателей «Leopoldina» в г. Галле (ГДР).

Член редколлегий научных журналов

1947—1970: член редакционного совета Госхимиздата;

1956—1964: редактор отдела химии «Большой медицинской энциклопедии»;

1956—1970: редактор издания «Реакции и методы исследования органических соединений»;

1956—1970: член редколлегии журнала «Антибиотики»;

1963—1970: член редколлегии «Журнала общей химии» АН СССР;

1969—1970: член редколлегии международного журнала «Synthesis»;

1969—1970: член редколлегии международного журнала «The Journal of membrane biology».

В память о М. М. Шемякине

В 1970 году Институт химии природных соединений (ИХПС) АН СССР (ныне — ИБХ РАН) получает имя своего основателя и первого директора — академика Михаила Михайловича Шемякина. Сегодня перед центральным входом в ИБХ РАН установлена мемориальная доска академика М. М. Шемякина.

В 1982 году Президиум Академии наук СССР учредил премию имени М. М. Шемякина за выдающиеся работы в области изучения пептидов и белков (с 1995 г. — в области биоорганической химии).

Биографическая литература

1. Шемякин Михаил Михайлович. Биобиблиография ученых СССР. // М., Наука, 1978. — 98 с;

2. Шемякин М. М. // БСЭ. — 3-е изд. 1978. —  Т. 29. —  С. 379, портр.;

3. М. М. Шемякин. Химия и биология. Избранные труды. —  М., 2006, 268 с.

Биографическая справка составлена А. С. Хохловым, П. К. Кузьмичёвым

740 740 740 740 740 740 740 740

Избранные публикации

  1. Ivanov V.T., Shemyakin M.M., Ovchinnikov Yu.A. (1969). Topochemische Untersuchungen an Peptidsystemen. Angew. Chemie 14, 523–529 [+]

    Синтезированы аналоги природных пептидов для топохимических исследований, которые показали, в какой степени биологически активная пептидная система должна быть стереоэлектронно комплементарна соответствующему рецептору. Для депсипептидных антибиотиков и их топохимических аналогов показана пригодность такого подхода с целью создания физико-химических основ изучения биологических мембран. Топохимические принципы могут быть применены также к исследованию специфических конкурентных ингибиторов протеолитических ферментов.

    ID:168
  2. Ovchinnikov Yu.A., Shemyakin M.M., Ivanov V.T., Antonov V.K., Vinogradova E.I., Shkrob A.M., Malenkov G.G., Evstratov A.V., Laine I.A., Melnik E.I., Ryabova I.D. (1969). Cyclodepsipeptides as chemical tool for studying ionic transport through membranes. J. Membr. Biol. 1, 402–403 [+]

    Изучены химия валиномицина, энниатинов и родственных мембраноактивных депсипептидных антибиотиков, осуществляющих проникновение ионов щелочных металлов через биологические мембраны, корреляция их антимикробной активности и катион-связывающей способности и конформационные свойства депсипептидов, определяющие связывание их с катионами и мембранную активность. Предполагается, что принципы конформационно-зависимых ион-дипольных взаимодействий могут составлять основу функционирования систем, осущетсвляющих ионную проводимость биологических мембран.

    ID:142
  3. Berlin Yu.A., Kiseleva O.A., Kolosov M.N., Shemyakin M.M., Soifer V.S. (1968). Aureolic acid group of anti-tumour antibiotics. Nature 218 (513), 193–194 [+]

    Осуществлены разделение, физико-химическая и структурная характеристика (включая углеводный состав) многочисленных родственных противоопухолевых антибиотиков, что позволило идентифицировать многие из них и отнести все эти антибиотики к трём структурным типам - хромомицинам, оливомицинам и греппу антибиотиков ауреловой кислоты.

    ID:169
  4. Gurevich A.I., Karapetyan M.G., Kolosov M.N., Korobko V.G., Onoprienko V.V., Popravko S.A., Shemyakin M.M. (1967). Synthesis of 12a-deoxy-5a,6-anhydrotetracycline. The first total synthesis of the naturally occurring tetracycline. Tetrahedron Lett. 2, 131–4 ID:249
  5. Shemyakin M.M., Ovchinnikov Yu.A., Kiryushkin A.A., Vinogradova E.I., Miroshnikov A.I., Alakhov Yu.B., Lipkin V.M., Shvetsov Yu.B., Wulfson N.S., Rosinov B.V., Bochkarev V.N., Burikov V.M. (1966). Mass spectrometric determination of the amino-acid sequence of peptides. Nature 211 (5047), 361–6 [+]

    Разработан новый метод определения аминокислотной последовательности в полипептидах с помощью масс-спектров эфиров их ацильных производных. Метод основан на анализе аминокислотного типа фрагментации пептидов с последовательным отщеплением остатков аминокислот и локализацией положительного заряда на фрагментах, несущих N-ацильную группу. Выяснены границы применимости метода и особенности, вносимые отдельными аминокислотными остатками в суммарную картину масс-спектра.

    ID:167
  6. Berlin Y.A., Esipov S.E., Kolosov M.N., Shemyakin M.M. (1966). The structure of the olivomycin-chromomycin antibiotics. Tetrahedron Lett. 15, 1643–7 ID:248
  7. Ovchinnikov Yu.A., Shemyakin M.M., Kiryushkin A.A., Kozhevnikova I.V. (1965). Synthesis of peptides in solution on polymeric support: 1. Synthesis of glycylglycyl-L-leucylglycine. Tetrahedron Lett. 27, 2323–2327 ID:138
  8. Shemyakin M.M. (1965). Chemistry of depsipeptide antibiotics. Antimicrobial agents and chemotherapy 5, 962–76 ID:173
  9. Шемякин М.М., Бергельсон Л.Д., Барсуков Л.И., Вавер В.А. (1963). Стереохимия и механизм реакции Виттига. Известия АН СССР. ОХН. 6, 1053–1063 [+]

    Сетерохимия реакции Виттига до сих пор не изучалась. Нами было предпринято систематическое изучение влияния различных внешних факторов на стерическую направленность реакции Виттига, так как так как выяснение условий избирательного получения цис- и транс-изомеров могло бы иметь существенное значение для синтеза в дальнейшем многих типов синтеза природных веществ.

    ID:170
  10. Овчинников Ю.А., Арбузов Ю.А., Берлин Ю.А., Волков Ю.П., Колосов М.Н., Се Ю., Тао Ч., Шемякин М.М. (1961). Исследование путей синтеза тетрациклинов. Антибиотики 7, 585–594 ID:136
  11. Браунштейн А.Е., Шемякин М.М. (1953). Теория процессов аминокислотного обмена, катализируемых пиридоксалевыми энзимами. Биохимия 18 (4), 393–411 ID:175
  12. Shemyakin M.M., Shchukina L.A., Shvetsov Yu.B. (1943). Mechanism of Biological Action of Vitamin K and Its Synthetic Analogs. Nature 151 (383), 585–586 [+]

    Показано, что биологическая активность в ряду производных витамина К обусловлена последовательно протекающими реакциями окислителя-восстановителя, приводящими к образованию производных фталевой кислоты. Таким образом, витамины К1 и К2 и их синтетические аналоги являются провитам инами, способными превращаться в соединения фталиевой кислоты в живом организме.

    ID:176
  13. Шемякин М.М., Редькин И.А. (1941). Гидролитическое расщепление углеродных связей. I. Выяснение причин и механизма этого явления. ЖОХ 11 (13), 1142–1156 ID:177
  14. Шемякин М.М., Королёв А.И. (1931). Химия красящих и родственным им веществ растений. Анилинокрасочная промышленность 9-10, 18–35 [+]

    В этой работе дан опыт систематического изложения большого экспериментального материала, где отдельные красители рассматриваются не как изолированные системы, а как системы, находящиеся в глубокой внутренней связи между собой, представляющие динамические фазы того же вещества, причём взаимоотношения категорий количества и качества проявляются в данном освещении со всей ясностью.

    ID:178